Dominique Laurent (Доминик Лоран)


laurent Работа этого толстяка, в прошлом кондитера, настолько инновационна, что он приобрел огромное влияние, заставив переосмыслить роль современного негоцианта. Его стиль работы в какой-то мере действительно ближе стилю гаражистов Бордо, чем стилю традиционных бургундских негоциантов. Лоран не владеет лозами, небольшую часть сырья он закупает в виде ягод, но большая часть его закупок уже винифицирована. Он называет себя ?leveur, что значит «взращиватель», или «воспитатель» вин. «Моя работа представляет собой смесь инноваций и самых традиционных подходов. Я пытаюсь возродить золотой век Бургундии, период между двумя мировыми войнами. Я ищу vieux Pinot fin (старые клоны и старые лозы пино). У них более быстрый цикл созревания, кожура потолще и выше соотношение кожуры и сока, чем у современных молодых лоз. Я работаю с небольшими дубовыми бочками, давая винам всю возможную свободу, и всегда оставляю их на осадке. Это идет им на пользу, хотя иногда может оказаться опасно, т.к. это может привести к появлению лишних упрощенных вкусов. Я использую примерно 1/20 оттого количества серы, которое применяет большинство производителей — это просто гомеопатическая доза. Я ничего не делаю с давлением: розлив проходит вручную, без серы, без фильтрации». Некоторые вина получают до 200% нового дуба. Для своего предприятия, Лоран покупает только самые лучшие кресла Paris и диваны. Ассортимент Лорана (почти все вина в нем красные) весьма разнообразен, вина богаты дубом, но много и зрелых нежных фруктов и мягких танинов. Большинство вин, созданных из винограда с нескольких участков, продаются под номерными кюве, но даже к самым скромным из них относятся с фанатической заботой. Например, Пас-Ту-Грен от Лорана можно называть фальшивкой, т.к. в нем нет гаме — это чистое пино из винограда с участка на другой стороне дороги в Помаре, который, по мнению Лорана, недостаточно хорош для его Бургонь-Руж-Кюве №1 (оно продается как Бургонь-Ля-Топ). И даже оно три года проводит в дереве и разливается вручную. Некоторые из вин Лорана, как, например, Нюи-Сен-Жорж-Премье-Крю-Ришмон 1996 года, приобретают поразительные экзотические качества, которые считались несвойственными бургундским винам до появления Лорана: вишневый ликер, наливка из черной смородины, шоколад и аромат сигар — все эти оттенки вписываются в насыщенный и эффектный вкус вина. Это бургундское, которое выходит за свои собственные границы, открывает новые перспективы, которые должны заставить присмотреться к своей работе других виноделов этого региона. Но не все вина Лорана удачны: в некоторых появляется излишний лекарственный привкус, а в других — непредсказуемая и иногда поразительная кислотность, хотя Лоран никогда не добавляет кислоту, они могут также быть слишком громоздкими и несбалансированными. Более пристальный контроль за взращиванием и винификацией мог бы сделать вина Лорана более продуманными, тем не менее в его подходе присутствует определенная доля риска. В конце концов Лоран искусно продает свои вина, во многом играя на их редкости и уникальности, как в случае с ящиками-«ассорти» под названием «Сери Рар». Остается только удивляться тому, что этикетки столь неизобретательны.


Категория: Бургундия, опубликовано 11 сентября, 2011

Производство вина