Жан-Мари Гюффанс


bourgogne-france Быть бельгийцем во Франции — и так не самый удачный вариант, но слава болтуна, который говорит о своих собратьях по виноделию в такой же «мягкой» манере, как боксеры о противниках перед матчем, сделала Жан-Мари Гюффанса настоящим, хотя и прославленным, парией. У каждого есть любимые высказывания Гюффанса. Я помню его ответ на вопрос, как он продвигает свои вина. «Маркетинг, — громко заявил он через стол в лондонском «Кафе у реки», где мы, без сомнения, были окружены виноторговцами, — это искусство продажи мусора идиотам». Когда-то Жан-Мари занимался изготовлением диванов Office, что стало первым толчком в создании своего хозяйства. При этом он требовательный виноградарь и превосходный винодел, проницательно анализирующий реальное положение дел в Бургундии. Еще в 1990 году, когда они с Жаном Рейкертом основали Верже, никто не мог предположить, что роль мелких, отбирающих самое лучшее микронегоциантов станет такой важной, причем не только в Бургундии, но теперь и в Лангедоке и в долине Роны. Даже если чистый, почти по-монашески непорочный стиль Верже и не импонирует тем, кто привык к традиционному эффектному белому бургундскому, Гюффанс, несомненно, сумел в большей степени, нежели некоторые традиционные негоцианты, наполнить свои вина атмосферой терруара, задавая планку качества для Шабли и Маконе. Действительно, в своем хозяйстве Гюффанс-Эйнан в Маконе он представляет авангард качества для АОС. До Гюффанса никто не думал, что Макон-Пьеркло или даже Пуйи-Фюиссе могут соперничать с Кортон-Шарлемань или Батар-Монраше. Теперь это так.


Категория: Бургундия, опубликовано 7 сентября, 2011

Производство вина